История города



Авенир ОВСЯНОВ

Главный эксперт ГУК "НПЦ по охране памятников"

САН-СУСИ НА ВОСТОКЕ

Так называли в Восточной Пруссии музейный комплекс Байнунен (ныне - посёлок Ульяновское, недалеко от Озёрска). Его организатором был Фриц фон Фаренхайд (1815-1888). Имея большие успехи в сельскохозяйственном производстве, он сосредоточил своё внимание на служении искусству и жизни в мире искусства.

Большую часть прибыли от своего богатого имения он расходовал на приобретение оригиналов скульптурных портретов, на заказы их копий и отливок в лучших мастерских Европы. Он был активным участником картинных аукционов, приобретая в основном, произведения художников 16-18 веков.

Во время многочисленных поездок по различным странам Фриц Фаренхайд приобретал оригинальные произведения античной эпохи.

К середине 19 века в Байнунене накопилась большая коллекция этих произведений. Среди них были: торс молодого юноши, женский портрет, фрагмент ступни и головы этруска и многочисленная коллекция греческих и римских ваз. Кроме того, в большой и разнообразной нумизматической коллекции находились 122 уникальные греческие и римские монеты из серебра и меди. Эта коллекция была доступна для широкой публики.

Автором проекта музейного здания был известный берлинский архитектор и скульптор Альберт Вольф, ученик Христиана Рауха (автора памятника И.Канту в Кёнигсберге). По оценкам современников главное здание музейного комплекса Байнунен имело сходство со знаменитым Эрехтейоном в Афинах. Несмотря на сложность объёмно-конструктивного решения здания, работы продолжались всего два года (1862-1864).

С южной стороны дворца был заложен большой лесопарк, о котором с восторгом писал кёнигсбергский историк Луканус: "Прекрасный парк с его произрастающими повсюду фруктовыми деревьями и растениями редчайших видов, фонтанами, большими и малыми статуями и скульптурами снискал себе славу одного из величайших творений; а его оранжереи, большие живые изгороди, обсаженные дикорастущими растениями, прогулочные дорожки и беседки, шпалерник, травяные и цветочные растения, а также высокие, высотой в четыре локтя, выдолбленные из камня солнечные часы - всё это поистине незабываемо".

К сказанному следует добавить, что на территории лесопарка функционировала сложная (частично сохранившаяся до наших дней) гидросистема с озёрами, ручьями, каналами и даже арыками. Вся гидросистема была регулируема, самоочищаема, закольцована с местными дренажными устройствами и подпитывалась из артезианского источника.

Ландшафтная архитектура парка на протяжении многих десятилетий формировалась с помощью лучших "парковедов" Европы в стиле модного тогда Романтизма. Этот парковый стиль очень образно описал французский поэт Ж.Делиль:

"Разделит с вами сад веселье и печали,

Художнику цвета найти поможет он,

Утешит грусть того, кто мрачен иль влюблён,

Поэту даст слова, полёт и вдохновенье,

Мудрец в его тиши найдёт отдохновенье,

Счастливый вспомнит дни восторгов и любви.

Несчастный выплачет страдания свои".

Центром парковой экспозиции Байнунена являлся храм с дорическими колоннами, построенный по проекту уже известного нам Альберта Вольфа. Внутри храма возвышалась, освещённая желтоватым верхним светом, большая копия скульптурной группы Фидия "Лаокоон".

Кроме скульптурной группы "Лаокоон" в парке Байнунена были установлены на постаментах мраморные вазы и около трёх десятков скульптур, привезённых в разные годы из Италии, Парижа и Лондона.

Для того чтобы сделать свои произведения искусства доступными широким кругам общества, в летний период Фаренхайд в определенные дни открывал их для всеобщего обозрения. В предсмертном завещании Фриц фон Фаренхайд указал, чтобы господский дом, в котором он жил, собрание скульптур, богатая коллекция картин, парк и зоосад были доступными для людей всех сословий. Собрание искусств Фаренхайдов в 1888 году вошло в перечень достопримечательностей провинции, а чуть позднее и всей Пруссии.

Вторая мировая война и последующие несколько лет прошли по Байнунену опустошительным смерчем. К сожалению, об этом периоде, охватывающем 1945-1960-е годы, известно гораздо меньше, чем о предшествующей трёхсотлетней истории.

Сведений о ведении боевых действий непосредственно в Байнунене нет, видимо из-за незначительности населённого пункта. Только известно, что городом Ангерапп (ныне Озёрск), до которого примерно 8 километров, войска 3-го Белорусского фронта овладели 23 января 1945 года.

О первых послевоенных годах свидетельствует Татьяна Никоноровна Надеждина: "Приехали мы в Байнунен с мужем и двумя детьми из Брянской области в 1946 году по вербовке, как переселенцы. Поселили нас в доме бывшего администратора. Много лет прошло, но и сейчас помню, что мы увидели здесь. Прежде всего, нас поразило обилие цветов. Ухаживали за ними несколько монашек, живших в небольшой парковой церквушке. Парк нам казался жилым, с людьми, потому что везде стояли белоснежные скульптуры. Кладбище тоже было похоже на парк. Ухоженные деревья, беседки, подстриженные декоративные кустарники, памятники с цепями и разные надгробия из разноцветных камней. Всё это было ограждено красивыми решётками.

Дворец, когда мы приехали, ещё целый стоял, только в середине его были небольшие разрушения и следы пожара. Каждая комната дворца имела свой цвет. На полках ещё стояли статуэтки, вазы, чаши, кувшины и скульптурные портреты. А сколько всего этого лежало на полках разбитым, расстрелянным и раздавленным, вместе с мусором!

В подвалах дворца и погребах находилось тушёное мясо в кадушках, капуста в больших чанах, сгнивший картофель и различные соки в бутылях. Пригодной в пищу оказалась только капуста. Помню, тогда здесь была большая немецкая пасека с сотнями ульев. Не умея обращаться с ними, мы только воспользовались медом, запасы которого были значительными. Много посуды целой и битой оставалось в разных шкафах, сундуках и ящиках и на полках".

На вопрос, а какова же судьба всего этого богатства, Татьяна Никоноровна тяжело вздохнула и ответила:

"К сожалению, не смогли мы это сберечь. Не наше всё было, не родное, не наживное, а главное -ничейное, никто не отвечал ни за что, всем всё было дозволено. Бесхозные дома разбирали пограничники, а материал увозили на обустройство границы с Польшей. Тогда же постепенно начали разбирать и дворец, ведь до сего дня мы считали и считаем, что здесь жил сам Геринг. Это имя окружено ненавистью и презрением, а потому и жалости ни к чему не было. Крушили и разбирали всё подряд. Гипсовые статуэтки и стенные лепные изображения дворца толкли в ступках, перемешивали с водой и белили квартиры. Потом зачастили к нам различные бригады и команды с предписаниями от военных. Грузили на машины и подводы всё, что можно было увезти. Вывозили сельскохозяйственный инвентарь, строительные конструкции, декоративные решётки и столбы, парковое оборудование, камины и сантехнические приборы, памятники, скульптуры, ёмкости для воды и топлива, мебель и дворцовое оборудование."

На наш вопрос об имевших место слухах по захоронению немцами культурных ценностей Татьяна Никоноровна ответила: "Да, ещё при немцах (до их депортации) такие слухи ходили. Речь шла о захоронениях больших ценностей на территории парковой зоны, но конкретных мест тогда никто не указывал. О ценностях говорили и немецкие военнопленные, которые работали под руководством военных на погрузке увозимого имущества. Речь шла о ящиках и бочках с неизвестным содержимым. В прошлые годы действительно в парке находили такие тайники, но всё это оставалось в частных руках".

О культурных ценностях, находившихся в Байнунене, говорят и документы, которые обнаружил летом 1945 года в Королевском замке Кёнигсберга А.Я. Брюсов. Директор Художественных собраний Кёнигсберга доктор А.Роде интересовался у Вернера Лау (администратора Байнунена) сохранностью культурных ценностей, отправленных из Кёнигсберга. Кроме того, из документов известно о поездке А.Роде 26 ноября 1944 года в Байнунен. Миссию А.Роде, связанную с культурными ценностями, косвенно подтвердил в апреле 1946 года директор ресторана "Блютгерихт" П.Файерабенд. В беседе с советским комендантом он заявил: "В конце ноября 1944 года доктор А.Роде зашёл ко мне купить несколько бутылок вина, в запас на дорогу: он должен был уехать на несколько дней. Он действительно отсутствовал несколько дней. По возвращении Роде сказал мне, что он был в каком-то большом имении и там много поработал. Место и название имения А.Роде мне не сказал".

О наличии в Байнунене культурных ценностей свидетельствовал и аспирант Института истории АН СССР И.И. Цирлин, который был членом поисковой бригады от Комитета по делам искусств СССР. Он сообщал в Москву об обнаруженных им музейных предметах, правда сетовал, что подлинники (скульптуры и картины) исчезли ещё до его приезда в Байнунен.

Все эти документы в 70-е годы 20 века оказались в распоряжении Калининградской геолого-археологической экспедиции. К тому же, в те годы в экспедицию пришло письмо от ленинградского искусствоведа А.М. Кучумова о наличии у него акта на передачу 115 ящиков с культурными ценностями представителю войсковой части.

На основе этих документов Калининградская геолого-археологическая экспедиция пыталась разгадать тайну Байнунена. К сожалению, отсутствие конкретной информации, удалённость версионного объекта от Калининграда, его значительная площадь, хроническое отсутствие финансов и, как следствие - геофизических приборов большой разрешающей способности, засекреченность экспедиции привели к тому, что производственные работы проводились без предварительной приборной разведки. При проверке просадок грунта применялся только обычный сапёрный щуп.

За последние годы в частных коллекциях обнаружены некоторые скульптуры, предположительно из собраний Ф.Фаренхайда. Это "Геркуланка", "Церера" скульптора Иозефа фон Копфа (1827-1903) и "Купальщица" неизвестного автора. "Геркуланка" хранится в башне Врангель, остальные в Калининградской художественной галерее.

В настоящее время ГУК "НПЦ по охране памятников" располагает планом былого музейного комплекса Байнунен. Уточнено место, где 60 лет назад стоял огромный дворец в позднеклассическом стиле. Сейчас от него ничего не осталось. На его месте растут только лиственные деревья шестидесятилетнего возраста - свидетели послевоенных событий. Вся территория бывшего комплекса покрыта следами прошлого и настоящего кладоискательства. Повсюду в зарослях лежат, покрытые тленом времени архитектурные фрагменты - остатки колонн, части междуэтажных поясков и карнизов, лестничных маршей и перил, всевозможной лепнины, керамические облицовочные плиты, фрагменты декоративной посуды и кузнечных изделий. Такое же впечатление забытости и неприкаянности вызывает и бывший парк, который вместе с дворцом называли "восточным Сан-Суси" ("Без забот") . От него сохранились только заросшие кустарником дорожки, да заболоченные бывшие озёра, по берегам которых и сейчас лежат покрытые тленом времени постаменты из-под исчезнувших скульптур. Парк нисколько не отличается сейчас от окружающих его перелесков. Нарушение дренажной системы привело к повышению уровня грунтовых вод, а местами - к подтоплению и заболачиванию территории.

Нет сейчас и храма, где стоял "Лаокоон". Может быть эта скульптурная группа и сейчас покоится на дне бывшего озера вместе с другими "тяжёлыми" скульптурами.

Бывший музейный комплекс Байнунен к настоящему времени исследован с точки зрения истории, документалистики и рекогносцирования. Следующим этапом могла бы быть глубинная приборная геофизическая разведка дворцовой и парковой территории и мест проседаний грунта. Однако, "видит око, да зуб неймёт". Дело в том, что в Калининграде нет поисковой организации с 1983 года и на поисковую работу с этого времени не было выделено из бюджета ни одного рубля. А жаль.

Проблема поисков культурных ценностей не снята с повестки дня. Культурные ценности, завезённые в Байнунен не "всплыли" нигде за 60 послевоенных лет.

Остаётся только надеяться на наше будущее, когда поиски будут продолжены. Только не опередят ли нас частные искатели, да безжалостное время?

ПРИЛОЖЕНИЕ ДОПОЛНЕНИЯ " АЛЬМАНАХА":

ФАРЕНХАЙДЫ В БАЙНУНЕНЕ (ЧЕТЫРЕ ПОКОЛЕНИЯ)

Фридрих Рейнхольд Фаренхайд - родился в Кёнигсберге в 1703 году в семье купца из кёнигсбергского Кнайпхофа, скончался в Кёнигсберге в 1781 году. Заработал значительное состояние, монополизировав соляную торговлю. Часть полученных средств вложил в сельскохозяйственное имение возле Даркемена. В 1760 году стал кёнигсбергским городским советником, в 1763 году - прусским коммерческим советником. В 1764 году Фридрих Фаренхайд основал благотворительный фонд своего имени, пожертвовав в него 50 000 гульденов. В 1768 году построил в Кёнигсберге здание для приюта. Затем в 1900 году для приюта построили новое здание на улице Фаренхайда, 33. Это здание сохранилось в Калининграде по адресу: улица Пионерская, 61.

Иоанн Фридрих Вильгельм Фаренхайд - родился в Кёнигсберге в 1747 году, скончался в Байнунене в 1834 году. Сын Фридриха Рейнхольда Фаренхайда. Владелец имения в Байнунене. Был крайс-и доменен советником. С 1779 года целиком посвятил себя заботам о делах своего имения. Щедрую благотворительность своего отца дополнил в 1782 году, пожертвовав в фонд Фаренхайда 10 000 гульденов и построив для приюта здание под мастерские. Иоанн Фаренхайд стал первым крупным помещиком, отменившим у себя крепостную зависимость крестьян.

Фридрих Генрих Ян Фаренхайд - родился в Кёнигсберге в 1780 году, скончался в Штайнорте в 1849 году. Сын Иоанна Фридриха Вильгельма Фаренхайда. Учился в Кёнигсберге, посещал лекции Канта и Крауса. Продолжил образование в Гёттингене. Потом много путешествовал, побывал во Франции, Англии, Швеции, Италии, Северной Америке.

Фриц Фаренхайд - родился в Даркемене в 1815 году, скончался в Байнунене в 1888 году. Сын Фридриха Яна Фаренхайда. Закончив Фридрих-коллегиум в Кёнигсберге, Фриц Фаренхайд отправился в путешествие по Италии и Греции, где изучал произведения искусства. Получив в качестве майората имение в Байнунене с 10000 моргенами территории (1 морген=0,25 гектаров), Фриц Фаренхайд принялся собирать коллекцию предметов античного искусства и других художественных ценностей. После его смерти имение в Байнунене было целиком преобразовано в общественное культурное учреждение.



Адрес администрации городского округа "Город Калининград: 236000, г.Калининград, пл.Победы, 1
Официальный сайт www.klgd.ru
Факс: (4012) 21-16-77, E-mail: cityhall@klgd.ru
.