История города



Опубликовано в журнале "Запад России",
№ 1 (18) 1997 г.

Почтовые очерки

Передачу информации на расстояние первобытные люди осуществляли с помощью голоса, ударами палки по дереву, дымом костров и другими примитивными средствами. Развитие общества требовало иных способов связи. Появились специальные гонцы. Вначале они передавали сообщения устно, либо при помощи символических знаков, потом появились письменные грамоты. Профессия гонца была опасной: на пути его подстерегали дикие звери и злобные люди. Главная же беда заключалась в том, что когда гонец приносил печальную или нежелательную весть, - он мог сразу же лишиться головы по приказу разъяренного властелина. В то же время, напротив, при доставке радостного сообщения посланец осыпался милостями и наградами.

Так получилось, что с древнейших времен особенно развивалась та отрасль связи, которую мы называем фельдъегерской, военно-курьерской связью. Для фельдъегерской почты обозначались специальные маршруты, оборудованные промежуточными станциями. К примеру, путь в 2300 километров в древней Греции преодолевался за пять дней.

В Киевской Руси специальные гонцы поддерживали регулярную связь столицы с другими городами страны. Княжеские курьеры имели отличительный знак: красный щит. А для соблюдения тайны переписки в посланиях зачастую применялась тайнопись - тарабарская грамота. Увы, бывает, что и сейчас телеграф и телетайп выдают всякую тарабарщину. Но такое происходит не из желания засекретить сообщение, а по причине неисправности аппаратуры.

А сколько можно рассказать о голубиной почте! Еще 2000 лет назад в Багдаде голуби обеспечивали связью самые отдаленные уголки страны. А последняя государственная голубиная почта была организована в 1898 году в Новой Зеландии для связи с одиноким островком, удаленным от побережья на 90 километров. Кроме голубей, для доставки писем использовались ласточки, грачи, соколы, гуси и даже... пчелы.

В общем, все это очень интересно, но поскольку моей задачей являлся не рассказ о почте вообще, а только о развитии ее в нашем регионе, то приступаю к изложению.

Средние века

В раннем средневековье, когда в Пруссии уже прочно обосновался Тевтонский орден, здесь можно увидеть довольно упорядоченную систему связи. Ее центральным пунктом являлась резиденция гроссмейстера - город Мариенбург, столица орденского государства в 1309-1457 годах, а потом - Кенигсберг. Руководитель почтовой службы назывался шталмейстер, а позднее - ботенмейстер (от немецких слов "шталь" - конюшня, а "ботен" - посыльный). Начальнику почты Тевтонского ордена на нужды ведомства ежегодно выделялось 200 марок. Это не мало и не много, если учесть, что упитанная корова стоила одну марку, а хорошая лошадь - пять марок. Да и на лошадях приходилось экономить, поэтому в аппарате у шталмейстера находились не только конные, но и пешие гонцы.

Между крупными городами на расстоянии 15-20 километров друг от друга по всей Пруссии стояли крепости, в которых отводились отдельные места для службы связи. К примеру, на пути от Кенигсберга до Инстербурга (около 200 километров) можно проследить такую цепочку замков. Кенигсберг-Валдау-Тапиау-Таплакен-Норкиттен-Инстербург (Калининград-Низовье-Гвардейск-Талпаки-Междуречье-Черняховск). Следовательно, даже пешие гонцы, сменяясь на остановочных пунктах и двигаясь только днем, могли доставить письмо из Кенигсберга в Инстербург на пятый день. Прекрасно! Будучи в этом году в Черняховске, я опустил там два контрольных письма в свой калининградский адрес. Одно из них, брошенное в ящик на вокзале, дошло до меня на четвертый день; второе, опущенное возле крепости, ползло до Калининграда 20 (двадцать) дней. Конечно, юридически мне трудно доказать достоверность факта, так как согласно штемпелям второе письмо шло не дольше предыдущего. Однако ж у меня есть свидетели. Но я не склонен драматизировать черепашью скорость передвижения злополучного письма, отнеся произошедшее к разряду курьезов.

Спешная почта доставлялась гораздо быстрее. В 1420 году срочное письмо из Кенигсберга в Эльбинг (Эльблона) доставлялось за 14 часов. А вообще, средняя скорость срочной почти в Пруссии в те годы составляла 200 километров в сутки. Прусские почтальоны носили голубую униформу и пользовались защитой закона. Скажем, за науськивание на почтальона собаки можно было поплатиться жизнью (не собачьей, а хозяина собаки!).

В 1368 году Кенигсберг вступил в торговый союз Ганза. К этому времени уже наладилась почтовая дорога по маршруту: Антверпен (Голландия)-Кёльн-Бремен-Гамбург-Любек-Данциг-Кенигсберг-Рига. Без надежной почты не могло быть надежной торговли. Даже в далекой Московии, как свидетельствует немецкий путешественник 3. Герберштейн в 1520-х годах: "В различных местах, по всем частям своего владения, князь держит почтмейстеров с определенным числом лошадей для того, чтобы царский гонец без замедления имел готовую лошадь". На Руси был создан особый Ямской приказ, типа современного Министерства связи, с сетью промежуточных "ямов" (почтовых станций).

От гонцов - к почтовым каретам

Времена меняются, а вместе с ними меняется и почта. В 1525 году пало государство Тевтонского ордена и на его месте возникло Прусское герцогство. Служба связи была существенно преобразована. В Кёнигсбергском замке оборудовали почтовое помещение - постштубе. Руководитель почтового департамента стал носить пышный титул: регирунг-ботен-мейстер, что-то вроде "руководитель правительственной связи". При нем находились почтовые чиновники, ведающие отправкой и получением корреспонденции, и посыльные. В повседневном лексиконе закрепилось слово "пост" - почта, которое восходит к латинскому "посита" - расположенное промежуточно, станция.

В начале XVII века в Кенигсберг регулярно прибывали верховые почтальоны. Возле Зеленого моста ко времени приезда всадника собирались местные купцы, чтобы забрать письма. Заодно они обсуждали свои торговые дела и заключали сделки. Согласитесь, что ждать почту и вести переговоры под открытым небом или в тесноте Зеленых ворот не всегда удобно. Поэтому решили построить рядом торговую биржу, что и было осуществлено в 1623 году. Место для нее определили на северном берегу Старого Прегеля. Потом, в 1875 году на противоположном берегу воздвигли здание новой биржи, то самое, что и по сей день красуется в качестве Дворца культуры моряков на Ленинском проспекте.

В 1618 году, после объединения Пруссии с Бранденбургом управление почты перевели в Берлин. Кенигсберг остался важной частью почтовой и курьерской службы. Ее возглавил городской почтмейстер. Ведомственная почта осталась в Замке, а гражданская ''Придворная главная почта" разместилась в бывшем монетном дворе Альтштадта где находилась до конца XVIII века. В 1672 году Кенигсберг стал опорным пунктом для перекладки заграничной корреспонденции: здесь польская почта смыкалась с немецкой. Почта в Москву из Кенигсберга шла через польский Вильно и доходила до места за 8 дней.

В те годы (1650) письмо из Амстердама (Голландия) в Кёнигсберг шло примерно 12 дней, из Берлина - 4 дня. Маршрут Кёнигсберг-Инстербург-Тильзит (Калининград-Черняховск-Советск) занимал 24 часа. Я проанализировал свою корреспонденцию и нашел, что авиаписьмо из Парижа долетело ко мне за 15 дней, конверт из Берлина пришел на 14-й день, а весточка из польского города Щитно (около 200 км от Калининграда) домчалась за 20 дней. Собственно, прогулочным шагом можно добраться быстрее! Вот тут-то самое время обратиться к спешной почте.

Срочная почта выделилась в самостоятельное правительственное ведомство. В России царь Петр Великий образовал военно-полевую курьерскую службу. В 1796 году император Павел учредил Фельдъегерский корпус, состоящий из 2-х офицеров и 30 фельдъегерей. Тут же замечу, что слово "фельдъегерь" есть сочетание немецких слов "фельд" - поле и "егерь" - охотник, что в первоначальном смысле означало: "гонщик". Развитие гражданской почты также не стояло на месте. На рубеже XVII-XVIII веков появился новый вид передвижения - путешествие в почтовой карете. Эта идея вполне рациональна: чего ради гонять экипажи с одними почтовыми мешками, можно заодно прихватывать пассажиров. Путь в почтовой карете от Кенигсберга до Мариенбурга занимал 34 часа и обходился, по тем временам, довольно дорого: зимой 12 грошей за милю, а летом - 6 грошей. В те годы 24 гроша составляли целый талер, и Иммануил Кант, работая тогда помощником библиотекаря, получал всего-навсего 62 талера в год! Кроме того, при этакой дороговизне, сама поездка доставляла мало удовольствия. Вот как описал свое путешествие по Пруссии Н. М. Карамзин в 1789 году (с сокращениями): "Прусская, так называемая почтовая коляска, совсем не похожа на коляску. Она есть не что иное, как длинная покрытая фура с двумя лавками без ремней и без рессор. Я выбрал себе место на передней лавке. У меня было двое товарищей, которые сели позади на чемоданах. Я думал, что мое место выгоднее; но последствие доказало, что выбор их был лучше моего. Я несколько раз засыпал, но ненадолго, и почувствовал выгоду, которую имели мои товарищи. Они могли лежать на чемоданах, а мне надлежало дремать сидя".

Французский писатель Дени Дидро в 1773 году, следуя из Кенигсберга в Петербург, изложил свои дорожные впечатления в таких стихах:

"Едва ль еще когда-нибудь найму я
Почтовый экипаж на прусской стороне, -
Я чуть не умер в нем, весь путь тоскуя
На тоненькой подстилке в страшной тесноте ".

Не только путешествие, но и пересылка писем обходилась тогда недещево. Вот что писал Иммануил Кант из Кенигсберга своему знакомому Якоби Бекку в Берлин: "Вы вполне могли бы прислать свой ответ с каретной почтой, но Вы послали пакет с верховой почтой, что значительно дороже. Ваше письмо обошлось мне в два талера, тогда как можно было снизить стоимость, по крайней мере, на три четверти. За переплаченные деньги я вполне мог бы нанять себе переписчика. (4 декабря 1798 года)". Думаю, что здесь кое-что нуждается в пояснениях. Во времена И. Канта почтовые сборы, как правило, оплачивали не отправители, а получатели писем. Такая система приводила ко многим недоразумениям. Врачи и адвокаты чуть не разорялись, вынужденные расплачиваться за письма, содержащие просьбы знакомых и друзей о бесплатных медицинских услугах и юридических советах. Только внедрение почтовых марок позволило упорядочить почтовые сборы. В Пруссии первые почтовые марки ввели в 1850 году.

Случались и другие несуразицы. Помните, в "Ревизоре" у Гоголя:
"Коробкин (читает адрес). Его благородию, милостивому государю, Ивану Васильевичу Тряпичкину, в Санкт-Петербурге, в Почтамскую улицу, в доме под нумером девяносто седьмым, повороты на двор, в третьем этаже направо. Ну, не адрес, а какой-то "репримант"!

А давайте взглянем на адресную книгу Кенигсберга за 1733 год:
" - господин Мартин Брандт, живет в собственном доме под Мельничной горой на участке мельницы Полир;
- господин Михаэль Погров, квартирует в доме генеральши Канициной на Верхнем Трагхайме, возле мясной лавки ".

Попробуйте-ка отыскать адресатов по таким туманным указаниям! Добавляло проблем и то, что средневековые города застраивались довольно хаотично, названия улиц формально не закреплялись, часто менялись. Бывало, что одна и та же улица имела одновременно несколько наименований. Путаница была ужасная!

В Кенигсберге упорядочение в названиях улиц и в нумерации домов произведено в 1811 году. Тогда весь город располагался в пределах оборонительного укрепленного пояса. В этой части Кенигсберга старинная система нумерации зданий сохранялась до 1945 года. Дома имели номера подряд (по входам, подъездам). Такой ряд номеров шел от начала до конца улицы по одной стороне, потом продолжался по противоположной. В новых районах Кенигсберга, возникающих далее оборонительного вала, применялась система нумерации по четной и нечетной сторонам улицы.

Печальная эпопея почтмейтера Вагнера

В период русского присутствия в Восточной Пруссии во время Семилетней войны (1758-1762) кёнигсбергская почта получила официальное название: "Российская императорская придворная почта". Немецкая почтовая администрация оставалась на своих местах. Почта продолжала работать нормально.

Почтмейстером в Пиллау (Балтийск) состоял тогда Иоанн Людвиг Вагнер. Пользуясь своим служебным положением и сохраняя верность прежней присяге, он умудрялся отправлять из оккупированного русскими войсками Пиллау письма к прусскому королю Фридриху II. В них он сообщал сведения о дислокации русских частей и другие шпионские данные. В этом ему активно помогали два соучастника: капитан Л. Шамбо и строительный инспектор К. Ланге.

Шпионы попались с поличным и были арестованы в феврале 1759 года. По сему поводу граф Н. П. Бестужев доносил в Петербург (7 мая 1759 года): "Прусский капитан Людвиг Шамбо, строительный инспектор Карл Ланге и почтмейстер Иоанн Вагнер отважились против Пиллауской крепости опасные умыслы затевать. Инспектор Ланге сочинил изменнический проект, капитан Самбо к нему наставления сделал, а почтмейстер Вагнер в отправлении оного по почте содействовал. Юстицколлегией осуждены они на смертную казнь. Но по природе нашей императорской милости и милосердия, смертную казнь им изменить и повелеть изволили послать их в Сибирь".

Дальнейшая одиссея почтмейстера оказалась удивительной. Вагнеру уже успели объявить о смертном приговоре посредством четвертования лошадьми, и он от ужаса упал в обморок. Его уже посетил священник с последним утешением. Но, по счастью, его ждала не мучительная смерть, а дальняя дорога.

В июле 1759 года Вагнера отправили на корабле в Ригу, затем по этапу в Москву, Тюмень, Тобольск, Енисейск... В конце-концов он очутился в печально известной Туруханской ссылке. Жил он там, по нашим представлениям, не так уж плохо. Для него построили особую избу с двумя комнатами. Для охраны этого важного шпиона выделили сержанта и двух солдат. Ежедневно выдавали на пропитание по 20 копеек, а в то время куропатка стоила лишь одну копейку. Следовательно, Вагнер жил в ссылке, как на курорте: имел хорошую провизию, казенное топливо, ходил на охоту, катался на лыжах и... частенько музицировал. Но человек всегда стремится к лучшему. Вагнер вздумал подать местному воеводе жалобу на сержанта, что тот не выдавал узнику положенного количества свечей. "Если он, Вагнер, так любит свечи, значит, ему не нужен дневной свет", - рассудил воевода и приказал наглухо заколотить ставни в доме осужденного. Однако же свечи стали выдавать бесперебойно в положенном количестве. Теперь Вагнер вынужден был сидеть все время при свечах, что отбило у него желание писать жалобы.

В июле 1763 года Вагнер получил высочайший указ об освобождении. Но бывший арестант не спешил возвращаться в Пруссию.У него появился повышенный интерес к дамскому обществу. Туруханский высший свет, отмечая помилование Вагнера, закатил шикарный бал до утра. Виновник торжества был так непринужденно любезен с дамами, что возбудил законную ревность мужей. Этот эпизод послужил причиной его скорейшей отправки из Туруханска..

На обратном пути Вагнер задержался в Енисейске, где ему приглянулась хорошенькая дочка местного разорившегося купца, он влюбил в нее без памяти, позабыв о своей невесте, терпеливо ждущей его в Пиллау. Мать девушки, пребывая в крайней нужде, продала дочь иноземцу за шесть (!) рублей. К сожалению, девушку, как беспаспортную, вернули назад к родителям, и она вскоре умерла, не вынеси разлуки любимым.

Вагнер же в декабре добрался до Москвы. Он надумал побывать еще в Петербурге, но этого ему не позволили из соображения экономии средств; ведь он путешествовал за казенный счет в сопровождении специальной команды из нескольких человек. Короче говоря, 25 февраля 1764 года, день в день через пять лет после ареста, Вагнер вернулся в Кенигсберг. Из Кенигсберга он прямиком направился в Берлин к королю, получил аудиенцию и попросил компенсацию за перенесенные страдания в размере 6000 талеров. Король отказал, сославшись на пустую казну, но повелел вернуть Вагнеру должность почтмейстера в Пиллау. В свободное от службы время Вагнер писал воспоминания о сибирской ссылке и издал их. Книга возбудила значительный интерес. В ней бывший пленник не только описал свои злоключения, но поместил рассказы других путешественников, опубликовал записки М. Ломоносова о происхождении русского народа, представил сведения о Казанском ханстве и многое другое.

В 1797 году, в возрасте 63-х лет, Иоанн Вагнер получил назначение на должность главного почтмейстера в Кенигсберге с окладом в 2600 таллеров в год. Кроме того, он имел какие-то приработки в ежегодной сумме 1400 талеров. Из этих денег он обязан был выплачивать пенсию своему предшественнику в сумме 800 талеров в год.

О судьбе его невесты ничего не известно, похоже, что Вагнер так и не женился. Зато о его сестре, жившей в Пиллау, злые языки распустили слухи, будто бы она завела легкий флирт с секретарем российского губернатора в Кенигсберге. Так ли оно было на самом деле, Вагнер достоверно узнать не смог: ко времени его возвращения сестра умерла.

Видимо, памятуя о неудобствах сибирского путешествия, Вагнер проявил трогательную заботу о пассажирах прусских почтовых карет. Он приобрел дом Гиппеля на Постштрассе 15, где разместил почтовую станцию с комнатами отдыха для приезжих и кучеров. В 1808 году И. Вагнер вышел в отставку, переехал в Грауденц, где и скончался в возрасте 85-ти лет.

Почта в новые времена

Период наполеоновских войн вписал славные страницы в историю фельдъегерской связи. Фельдъегерей прикомандировывали к царственным особам для обеспечения бесперебойного сообщения. В декабре 1808 года российский фельдъегерь А. С. Маркович, по поручению правительства встретил на границе прусского короля Фридриха Вильгельма III и постоянно сопровождал его до возвращения в Пруссию. За усердие он получил в подарок от короля золотые часы. В 1809 году фельдъегерь К.И.Отто, по личному поручению императора Александра I, доставил из Санкт-Петербурга в Кенигсберг секретный груз: 2 ящика с золотом и 24 5очки серебра.

В Отечественной войне 1812-1813 годов немало русских фельдъегерей отличилось в боях, в том числе и на территории Пруссии. Так, фельдъегерь подпоручик И.В.Стабуш был произведен "в поручики за отличие в сражениях и переход р. Неман в Пруссии". Фельдъегерь подпоручик А.П. Петрович за участие в боях с французами под Кенигсбергом был удостоен ордена Святой Анны 4-й степени. Известно также, что траурный кортеж с прахом М.И.Кутузова через Пруссию сопровождали фельдъегеря Евреинов, Петровский и Якобсон.

Минуло наполеоновское нашествие, когда прусским почтмейстерам грозила смертная казнь за саботаж армейской связи французской армии.

Темпы жизни ускорялись, В 1828 году путь Париж-Берлин-Кенигсберг-Петербург письмо проходило за 15-16 дней. Письмо из Берлина отправленное в воскресенье в 19 часов, доставлялось в Кенигсберг в среду в 8 часов утра. Появление железных дорог дало совершенно новые способы связи.

2 сентября 1853 года открылось железнодорожное сообщение Кенигсберг-Берлин. В 1860 году пошли поезда на Шталлупенен (Нестеров) и в Россию. Жителям Кенигсберга уже не было нужды ходить на главную почту для отправки писем. В городе функционировали почтовые отделения и стояли почтовые ящики. В 1865 году насчитывалось 5 почтовых отделений с 17-ю почтовыми ящиками. Кроме того, на улицах в разных местах установили еще 50 ящиков. В 1849 году рядом с замком на месте старой почтовой станции, построили здание для главной почты, а 1902 году рядом - новый телеграф. В 1918 году на углу Брамсштрассе-Ганзаринг (улица Брамса - проспект Мира) возвели дом для почтовой дирекции. Почта стала доставляться гораздо быстрее. Но не так скоро, как иногда хотелось бы.

Письмо из России в Швейцарию шло порой целых восемь дней, что весьма раздражало писателя Ф.М.Достоевского. В 1874 году Федор Михайлович пишет жене из Эмса: "Представь себе, твое письмо от 7-го числа я получил только 15 июля, тогда как мог бы получить его 14-го. Поговори об этом с почтмейстером (в Старой Руссе. - А.Г.) настоятельно". Право же, я не понимаю, почему так сильно расстраивался Ф.М.Достоевский из-за одного дня. Как-никак, расстояние от Старой Руссы до Эмса более 3000 километров. Что же, спрашивается, делать мне, если письмо из Ольштына (Польша), отправленное мне 19 февраля 1996 года, дошло до Калининграда 7 марта? То есть, оно находилось в пути 16 дней при расстоянии между городами не более 200 километров.

Перед Второй мировой войной в Кенигсберге насчитывалось около 25 почтовых отделений и агентств. В 1916 году организована почтово-вексельная служба. В 1926 году для нее выстроили здание на Книпродештрассе (ул. Театральная). Служба занималась оформлением безналичных платежей и имела более 20 000 клиентов. И это было очень важно, ибо до какого-то времени почта, принимая переводы, вынуждена была перевозить живые деньги, постоянно подвергаясь угрозе ограблений.

Конверты и марки

Понимая интерес коллекционеров почтовых марок, конвертов и открыток, я должен с грустью ограничиться здесь самым малым, учитывая объем журнальной статьи.

Имя и изображение известного кёнигсбержца Иммануила Канта неоднократно появлялось на почтовых марках. К юбилею И. Канта 1924 году в Германии выпущена памятная марка. Марка с портретом философа впервые появилась в 1926 году в серии "Знаменитые немцы". Немецкие почтовые марки с изображением И. Канта выпускались в 1961-64 и в 1974 годах.

Еще одной уроженке Кенигсберга - художнице Кэте Кольвиц - посвящены две марки, выпущенные в Германской Демократической Республике в 1954 и 1967 годах. Другие кёнигсбержцы на почтовых марках: художник Ловис Коринт (1975 год), поэтесса Агнес Мигель (1979 год), астроном Фридрих Бессель (1984 год), писатель Эрнест Гофман (1976 год), композитор Вилли Колло (1978 год). В 1944 году вышла 4-пфенниговая марка с портретом герцога Альбрехта к юбилею Кёнигсбергского Университета. Вид Кёнигсбергского замка показан на четырех марках в "Ост-Европа-блок" 1935 года.

Частная кенигсбергская почта "Ганза" в 1894-1900 годах выпустила несколько почтовых марок, среди них представлены виды Кенигсберга и гербы кёнигсбергских городов. Специальные марки выпускала в Кенигсберге так называемая Шулер-пост (юношеская неформальная почта) в 1917-1923 годах. На этих марках помешались детские рисунки почтовых голубей, паровозиков, пароходиков и прочих средств доставки писем.

Нельзя обойти вниманием любопытную почтовую карточку совместной советско-германской авиакомпании "Дерулюфт", которая осуществляла пассажирские и почтовые перевозки Москва-Кенигсберг в 1922-1937 годах. На открытке в левом верхнем углу сделана надпись по-немецки "Воздушная почтовая карточка. Первый почтовый перелет Кёнигсберг-Москва через Ригу". Здесь же помещены Гербы Кенигсберга, Риги и Москвы. С правой стороны вверху отпечатаны две 20-пфенниговые марки немецкой воздушной почты, погашенные штемпелем Восточной Кёнигсбергской ярмарки. Открытка из Кенигсберга в Москву шла не более одних суток. Быстро и удобно!

Калининградская область нашла отражение в почтовых конвертах и открытках. Выпущено около 50 художественных почтовых открыток и около 60 конвертов с видами Калининграда и городов области. Несколько похуже обстоят дела с почтовыми марками. В 1967 году в серии "Курорты Прибалтики" увидели свет марки с видом Зеленоградска и пейзажем Светлогорска..

1945-1995 годы

Военные действия в 1945 году нарушили почтовую систему Кёнигсберга. После взятия города Красной Армией одной из первоочередных задач стало срочное восстановление связи. Наряду с военными властями в работу сразу же включились гражданские специалисты.

|9 декабря 1945 года вышел в свет приказ № 544 Народного комиссариата связи СССР "Об организации Кёнигсбергской конторы связи". Этy дату можно принять за основу для отсчета юбилеев почты. Далее события развивались в русле, обычном для советских ведомств: множество нужных и ненужных реорганизаций, преобразований и тому подобное. Перечисление всего этого здесь вряд ли будет уместно. Поэтому остановлюсь лишь на основных вехах.

30 декабря 1945 года в Кенигсберге создано Управление связи, в состав которого вошли: радиотрансляционная сеть, железнодорожная перевозка почты, жилищно-коммунальный отдел, технический узел связи, междугородная телефонная станция, кабельный узел связи, мастерские, городская почтовая контора, телеграф, служба охраны, отдел спецсвязи.

После некоторой раскачки, 25 июня 1946 года появился приказ Министерства связи СССР, предлагающий вновь образованному Кёнигсбергскому Управлению связи в месячный срок принять на баланс все гражданские средства связи в области. Отдельным пунктом приказа подчеркивалось выделение для области 3-х тысяч комнатных репродукторов и 50-ти уличных громкоговорителей. Начальником Управления связи назначен А.Г.Романов.

После нескольких незначительных перемен, в марте 1964 года Калининградское управление связи перешло в ведение вновь созданного Министерства связи РСФСР. Структура управления была такова: почтово-телефонная станция, радиотрансляционная сеть, радиоцентр, телеграфно-телефонная станция, технический узел связи, транспортная контора, отдел снабжения, отдел охраны, телевизионное ателье, строительный участок, "Союзпечать", почтовые отделения. Из этих структурных подразделений я хотел бы сказать пару слов о "Союзпечати" (сейчас - Пресса"). Подобная монопольная служба подписки на периодические издания не имела аналогов в мире. Она являлась чисто советским изобретением, так как выписывать можно было только то, что разрешалось Частью. С другой же стороны это было, несомненно, удобно, потому что отпадала необходимость иметь дела со многими редакциями и издательствами.

Ныне от почтового ведомства отпочковались службы электросвязи. Структура Федерального управления почтовой связи Калининградской области состоит из Калининградского городского почтамта с более чем сорока почтовыми отделениями и из пяти межрайонных узлов. В Калининграде установлено около 200 почтовых ящиков.

Профсоюз связистов, старейший в России, образован 15 ноября 1905 года, когда в зале московского Политехнического института состоялся Первый Всероссийский съезд почтово-телеграфных служащих. Калининградский обком работников связи создан 18 мая 1950 года (как Оргбюро). 13 января 1951 года проведена первая областная отраслевая конференция. До создания оргбюро действовал аппарат уполномоченного ВЦСПС. Количество работников связи в Калининградской области было таково: 1951 год -2270 человек, 1968 год - 4837 человек, 1996 год - 5878 человек.

На момент написания статьи в состав Калининградского обкома работников связи входили: Акционерное общество "Электросвязь " включающее в себя городскую телефонную сеть, телеграфно-телефонную станцию, городскую радиотрансляцию, зоновые узлы электросвязи подвижную связь (радиотелефоны); Управление федеральной почтовой связи; Радио-телевизионный передающий центр; Радиоцентр-5; Отделение управления междугородными связями и телевидением; Акционерное общество "Пресса"; различные коммерческие структуры, занимающиеся радио и телефонной связью. Над всеми этими организациями возвышается контролирующий Госсвязьнадзор. Ибо связь, как ни крути, является делом государственной важности, и анархия здесь недопустима.

* * *

Помните стихи С.Я.Маршака? Они написаны в 1927 году:

Кто стучится в дверь ко мне
С толстой сумкой на ремне,
С цифрой 5 на медной бляшке,
В синей форменной фуражке?
Это он, Это он,
Ленинградский почтальон.

Да, уже нет города Ленинграда, уже почтальоны не стучат в наши двери, а бросают письма в ящики, установленные в подъездах. И профессия почтальона стала сугубо женской, и синей форменной фуражки что-то на них не видать. Впрочем, ни к чему сегодня почтальону выделяться яркой формой, ведь он не защищен никакими особыми законами, - лучше держаться неприметнее.

С другой же стороны, думаю, не стоит чрезмерно идеализировать прошлое. Технический прогресс неумолимо стремится вперед. И если кому-то крайне необходимо срочно послать весточку, - он может воспользоваться услугами экспресс-почты, телетайпом, факсом. За скорость, естественно, придется существенно доплатить, но, как мы помним, доплачивать за спешность нужно было даже во времена Иммануила Канта.. Поэтому заканчиваю свою статью гимном из "Почты" С.Я.Маршака:

Честь и слава почтальонам,
Утомленным, запыленным.
Слава честным почтальонам
С толстой сумкой на ремне!



Адрес администрации городского округа "Город Калининград: 236000, г.Калининград, пл.Победы, 1
Официальный сайт www.klgd.ru
Факс: (4012) 21-16-77, E-mail: cityhall@klgd.ru
.