Официальный сайт администрации городского округа «Город Калининград»
Фотогалерея. Фото Блохина Дениса

Просмотрено страниц
179603626
133753

Хосты
10300378
10001

Посетители
46925908
100915
250
   
«Балтийский альманах»

Ниёле Стракаускайте
Доцент кафедры истории Клайпедского
университета

КУРШСКАЯ КОСА - МУЛЬТИКУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ВЕКОВ

Куршская коса - уникальный уголок природы, почти стокилометровая полоса песков и леса, обхвачена широкими водами Балтийского моря и Куршского залива. Проезжая по Куршской косе, единственной через неё дорогой, от конца до начала взор путешественника скользит по достаточно однообразному пейзажу, где сменяются лишь несколько элементов: столетние могучие сосны, низкие невзрачные, но очень полезные этой земле горные сосны вперемешку с уютными березняками, или внезапно возникающими огромными дюнами на стороне залива, или скромными их сёстрами на стороне моря. На первый взгляд тут нет большого разнообразия цветов и форм. Так в чём же скрыта магическая сила ландшафта Куршской косы, поразившая многих путешественников, хотя те перед прибытием на косу уже успели насытиться видами прекраснейших мест Европы. Почему Вильгельм вон Гумбольдт (Wilhelm von Humboldt), посетивший Куршскую косу в 1809 году, приравнил её к чудеснейшим видам Италии и Испании. Возможно потому, что он не промчался на автомобиле, а ехал в почтовой карете, и не спеша оглядывался, и оценивал тогдашнюю красоту Куршской косы, которая, кстати, была несколько иной, чем сейчас, поскольку преобладали дюны.

Но ведь и сегодня, когда находишься на больших массивах дюн около Ниды и Морского (бывшее Пилккопы), поражаешься видом, который открывается перед глазами. Следовательно, познать красоту Куршской косы можно только не спеша и внимательно на неё посмотрев. Тоже самое можно сказать и об истории Куршской косы. Но именно такого, более внимательного отношения к истории этой земли, видимо, не хватает.

В истории Куршской косы вряд ли можно обнаружить целостность, гораздо более бросается в глаза рок разделения - экономического и политического, и больше всего - мультикультурность. В недрах тысячелетий видим, что даже начало начал косы является выражением этого рока: коса формировалась "из частей" - островов, которые приблизительно 7 000 лет назад по причине юго-западного течения, приносившего песок с берегов Самбии, соединились в полуостров.

Первые сведения о Куршской косе (neria curoniensis) можно найти в источниках 13-14 веков, когда Тевтонский орден завладел этой землёй. В этих ранних источниках говорится о сферах экономического влияния Ордена и церковной власти, которые обусловили раздел Куршского залива, и также Куршской косы. Таким образом, северная часть косы отошла к церковной власти, а южная досталась Ордену. Это был рубеж рыболовства, который пересекал залив от Ниды (середина косы) до дельты Нямунаса (Неман). Граница, проведённая 700 лет назад, так или иначе существовала всегда и существует по сей день. Долгие столетия это был экономический и административный рубеж, который означал, что корчмы и рыбацкие деревни северной части косы платили налоги администрации Клайпеды (бывший Memel), а южной части - администрации Самбии (Kreis Samland). Существенно статус этой границы изменился лишь в начале 20 века, когда экономический рубеж на Куршской косе заменила государственная граница: в 1923 году северная часть Куршской косы, ровно как и Клайпедский край, стала частью Литовского государства. Сегодня это государственная граница Литвы и России. Таким образом, тяжёлый меч политики пересёк Куршскую косу. А до этого на Куршской косе сложилась своеобразная культура, которая впитала несколько этнических характеров, много языков и поэтому представляет собой интереснейший феномен, до конца ещё непознанный и слишком долго просто игнорированный.

Названия местностей, которые сохранились до 20 века, невзирая на всякие катаклизмы, являются ярким отражением мултикультурности этого края: часть из них немецкие, появившиеся во времена Ордена, а такие как Пилкопа (по-литовски - "дюна замка") или дюна Вецекут (на языке куршов - "старая корчма"), как и множество других свидетельствует, что это наследие балтских племён. Тот факт, что на косе через долгие столетия сохранился слой культуры балтов, тесно связан с Реформацией, которая в начале 17 века принесла сюда новое конфесиональное направление - лютеранство. Тем самым был утверждён принцип родного языка в богослужении и в школе. Это обстоятельство помогло сохранить родной язык местным жителям - литовцам и куршам (переселившимся из Латвии в конце 15 века и называвшим себя kursenieki - курсениеки). Церковные книги свидетельствуют, что в 16 веке на Куршской косе жителей немецкого и другого происхождения было почти поровну. Но на южной части косы (возможно из-за близости "континента") всегда преобладало население немецкого происхождения. Живучесть принципа родного языка, о котором говорилось выше, отражает тот факт, что в лютеранских кирхах Ниды и Юодкранте богослужение, наряду с немецким, шло и на литовском языке вплоть до второй мировой войны.

След культуры балтов на Куршской косе представляет две выдающиеся личности науки и культуры - профессора Кёнигсбергского университета Людвиг Реза (Martin Liudwig Rhese) и Адальберт Беценбергер (Adalbert Bezzenberger). Л. Реза родился в 1776 году в рыбацкой деревне Карвайчай (вблизи сегодняшней Пярвалки), которой тогда жила под угрозой быть занесённой под песком. В дальнейшем он стал профессором теологии. Л. Резу беспрестанно интересовало тема литовской письменности в Восточной Пруссии и в особенности следует отметить его труды в этой области. Написанная им "История литовской Библии" ставит Л. Резу в один ряд с выдающимися историками культуры европейского масштаба. Кроме того, благодаря его заботе, в Кёнигсберге была издана поэма Кристионаса Донелайтиса "Времена года", которая является первым оригинальным произведением художественной литературы на литовском языке.

Что же привело Л. Резу, слушавшего лекции И. Канта и в роли военного капеллана Прусской армии во времена Наполеона посетившего многие места Европы, к тематике литуанистики, в то время мало кому известной? Ответ на этот вопрос состоит из двух компонентов. Во-первых, важную роль сыграла обстановка его родной Куршской косы: его мать была немкой, но нить родни его отца корнями уходит в традицию литовцев-куршининков, а в его родной деревне большинство были куршининики и говорили на латвийском языке, хотя богослужения слушали на литовском языке. Следовательно, Реза с литовским языком был знаком с детства. Во-вторых, его интерес к литовской письменности был обусловлен и традицией Кёнигсбергского университета: он смог поступить на теологический факультет только потому, что здесь с 16 века были учреждены стипендии для студентов литовского происхождения, а с 1723 года в университете действовал семинар литовского языка, который Реза посещал, а позже им и руководил. Не следует забывать, что под влиянием эпохи Просвещения, появился интерес к истории и фольклору малых народов.

Сорок лет спустя после смерти Л. Резы в Кёнигсбергский университет приехал работать профессор Адальберт Бецценбергер. Здесь он основал кафедру санскрита, и, благодаря его научной деятельности, Кёнигсбергский университет стал важнейшим центром балтистики. Естественно его, как и Резу, интересовали литовский и латвийский языки, в окружении которых он очутился сразу, как посетил Куршскую косу по прибытии в Кёнигсберг в 1880 году. Куршская коса настолько ему понравилась, что он сорок лет на ней проводил каждое лето и даже купил в Юодкранте домик. Какой значительной для него была встреча с этой землёй и здесь проживающими людьми, показывает им написанный научный труд "Куршская коса и её жители" (Kurische Nehrung und ihre Bewohner, 1889). Эта книга, как и вся научная деятельность, свидетельствует о том, что будучи представителем немецкой культуры и воспитанный в лучших её традициях, А. Бецценбергер с уважением относился к иному культурному наследию. Изучая его, он оставался верным, прежде всего, принципу объективности. Круг интересов А. Бецценбергера был очень широким - кроме литовского и латвийского языков его интересовала археология Восточной Пруссии. Он несколько десятилетий руководил Обществом по изучению древностей "Пруссия". Научный авторитет профессора Бецценбергера позволил ему несколько каденций быть избранным ректором Кёнигсбергского университета. Кстати, его последняя каденция на посту ректора совпала с труднейшим периодом существования университета по окончании Первой мировой войны, когда ходили слухи о закрытии университета. После смерти Бецценбергера 1922 году университет уже жил полнокровной научной жизнью и продолжал оставаться важным центром балтистики до конца своего существования, несмотря на все политические невзгоды.

Герб Кретинги (Газета 'Клайпеда' 27 апреля 1994 года) С Куршской косой связаны судьбы и многих других деятелей немецкой культуры, поскольку этот край на протяжении столетий был частью немецкого государства. Местом особого притяжения для художников и литераторов коса стала в конце 19 века, когда в Ниде обосновалась колония художников. С ней связаны имена известнейших экспрессионистов - Макса Пехштейна (Max Pechstein), Ловиса Коринта (Lovis Corinth) и других. Некоторые из них, такие как Ловис Коринт, родившийся в Тапяу (сегодня Гвардейск), были тесно связаны с Академией художеств Кёнигсберга. В свою очередь, художники сделали незаурядную рекламу для тогда ещё мало кому известной рыбацкой деревеньки Ниды. Возможно поэтому в 1929 году Ниду посетил Томас Манн. Он настолько был поражен красотой здешней природы, что решил приобрести домик, в котором провёл три летних сезона. Ниду полюбили также известные поэты Агнесс Мигель (Agnes Migel), Фриц Кудниг (Fritz Kudnig), писатель Эрнст Вихерт (Ernst Wiеchert), психотерапевт Зигмунд Фройд (Sigmund Freud).

Заканчивая этот краткий экскурс в историческое прошлое, хочется отметить, что 21 век начался с очень обнадёживающей тенденции для Куршской косы - она как единое целое стала объектом, зачисленным в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО, что позволяет надеяться не только на сохранение красоты природы, но и лучшее познание истории этой земли.



Г.Кальмайтер 'Лоси в тумане'
Г.Кальмайтер "Лоси в тумане"
(Из: A.Kubilas "Klaipeda, Kursiu Nerija senusiuose alvirukuose", Vilnius, 2000)

Поселок Пиллькоппен/Морское на открытке начала 20 века
Поселок Пиллькоппен/Морское на открытке начала 20 века
(Из: A.Kubilas "Klaipeda, Kursiu Nerija senusiuose alvirukuose", Vilnius, 2000)

Рыбаки на Куршском заливе на открытке начала 20 века
Рыбаки на Куршском заливе на открытке начала 20 века
(Из: A.Kubilas "Klaipeda, Kursiu Nerija senusiuose alvirukuose", Vilnius, 2000)

Лось на Куршском заливе на открытке начала 20 века
Лось на Куршском заливе на открытке начала 20 века
(Из: A.Kubilas "Klaipeda, Kursiu Nerija senusiuose alvirukuose", Vilnius, 2000)

Церковь в Шварцорте на открытке рубежа 19-20 веков
Церковь в Шварцорте на открытке рубежа 19-20 веков
(Из: A.Kubilas "Klaipeda, Kursiu Nerija senusiuose alvirukuose", Vilnius, 2000)

Рыбацкая избушка-коптильня на открытке начала 20 века
Рыбацкая избушка-коптильня на открытке начала 20 века
(Из: A.Kubilas "Klaipeda, Kursiu Nerija senusiuose alvirukuose", Vilnius, 2000)
 
.