Официальный сайт администрации городского округа «Город Калининград»
Фотогалерея. Ночной город. Фото Кошель Александр

Просмотрено страниц
175345201
117782

Хосты
9947970
11298

Посетители
43439624
102591
269
   
Балтийский альманах № 6

Г.Кислицын

первый бригадир тракторной бригады

Краснофлотской МТС

 

ПЕРВОЕ ПОЛЕ

К 50-летию образования области

 

Люди моего поколения хорошо помнят эти переселенческие эшелоны первых послевоенных лет, которые катились и катились на запад вслед за солнышком. Люди, отчаянно уставшие от непосильной работы, изголодавшиеся, потерявшие в войне родных и близких, жили только надеждой на лучшее будущее. Вы бы видели, с каким вниманием выслушивались рассказы фронтовиков о той земле, куда лежал наш путь. Многое в них казалось диковиной. А мимо распахнутых дверей и окон наших теплушек проплывали жестоко опалённые войной сёла и города Белоруссии, танки со зловещими крестами на броне и со звёздами, исковерканные снарядами, поля в глубоких шрамах траншей, очереди за кипятком у вокзалов-времянок. Но все эти картины уже не пугали, ведь была Победа!

Момент, когда наш эшелон неспешно переполз границу Восточной Пруссии, я проспал. Проснулся от того, что мужики после нехитрого завтрака «зарядили» свой самосад. От едкого дыма запершило в горле. А они сидели у открытой двери теплушки, курили и обсуждали увиденное: «Смотри, дороги какие, все деревьями обсажены. Хорошо. А дома-то все кирпичные, под черепицей, богато жили. И чего они к нам полезли. Земли мало. Вот землю и получили».

А по обе стороны железной дороги бушевало зелёное прибалтийское лето. На редких возделанных полях начинал колоситься хлеб. Зелень лесов и трав прикрыла, приглушила следы недавней войны. На них мы вдоволь насмотрелись потом в самом Кенигсберге. Он был побит сильно. Когда перегрузили свои пожитки на поданные грузовики и поехали в назначенный нам военным комендантом Приморский район, то пришлось больше завалы разгребать, чем ехать. А и путь-то был по сегодняшним меркам пустяковый - до нынешнего Мельникова. Ехали же мы его почти два дня.

В Рудау (Мельниково) нас без лишней волокиты распределили по уцелевшим домам и квартирам, а оставшихся ещё в посёлке немцев теми же машинами отправили в Кенигсберг. Конечно, не очень-то удобно было занимать чужие квартиры. Россияне - народ совестливый. И хоть только что отгремела такая страшная война, очень свежи были раны, нанесённые ею, на женщин, стариков и детей, а оставались в основном они, зла не держали. И если кто срывался, пытался выместить на них своё горе, такого сами укоряли.

Постепенно жизнь налаживалась, хотя привыкать было трудно. Первое время и поголодать пришлось: привезённое с собой подъели, а поля и огороды ещё только ждали пахарей. Государство помогало, но и у него после войны «помогалка» была слабая. А мы хорошо понимали, что тут теперь наш дом, что надо работать на земле, что только в этом наше благополучное будущее.

Уже в августе 1946 года организовалась у нас МТС. Первый её директор СМ. Яцук созвал всех механизаторов на собрание. Оно было самое короткое из всех, на которых мы потом «горлопанили». Помню всю его речь без протокола: «Ну что, мужики, пошли место под МТС выбирать. Я тут присмотрел одно. Давайте вместе посмотрим». На окраине посёлка были конюшни, вот в них и решили поставить наших будущих «лошадей».

Это было перовое настоящее дело после всех наших дорог и волнений, поэтому взялись за него дружно и весело: сняли кормушки, починили полы. Контору оборудовали. Как же без неё. В ней наш директор написал приказ номер один, которым утвердил список механизаторов. Их набралось 12 человек. В начале сентября получили восемь тракторов марки ХТЗ-НАТИ с плугами, сеялками, боронами. Для организовавшихся тут колхозов это был настоящий праздник.

Меня назначили бригадиром тракторной бригады.

Конечно, колхозники не ждали, пока мы наладимся, начинали копать свои поля лопатами. Лошадей, у кого были, тоже запрягали, но это всё была, как говорится, не главная работа. Никогда после не видел, чтобы люди так радовались приезду в их колхоз нашего «Натика». Машина, конечно, по нашим временам, совсем хиленькая, но тогда это была надежда и опора. До зимы в колхозах имени Сталина, имени Горького, имени Суворова, имени Калинина, «Победа» и «Муромец», вспахали больше семисот гектаров целины. Работали в две смены.

Те колхозы, которые успели получить семена, даже посеяли озимые. На эти первые поля ходили смотреть, как в музей. Ещё бы, вот он, наш первый урожай на новой земле, руками можно потрогать эти слабенькие зелёные ростки надежды. Нет, мы не были излишне сентиментальны, но это надо пережить: первое поле, первый сноп пшеницы, первое зерно - это как раз наши хлеборобские праздники. На них мы задорно пели, а плясали порой так, что подмётки отлетали от обувки.

Отшумели приветственные речи на митингах, а жизнь продолжалась. Меня тогда перевели в Черняховскую МТС. Учился. Окончил сельскохозяйственный институт, работал. За пятьдесят-то прошедших лет много было урожаев, удач и неудач, а всё равно стоит перед глазами это первое поле у Мельникова, а по нему зелёные строчки всходов. А что, из них и вся наша область выросла, только бы вот дальше в ней всё было хорошо.

Газета «Волна». —1996. — 6 апреля

 
.