Официальный сайт администрации городского округа «Город Калининград»
Фотогалерея. Фото Блохина Дениса

Просмотрено страниц
175701313
21997

Хосты
9976833
2810

Посетители
43737247
21297
285
   
Балтийский альманах

Пьетро У.Дини

ГИПОТЕЗЫ, КАСАЮЩИЕСЯ НАЗВАНИЯ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ

Такое название этого моря употребляется в Средние века (mare Balticum), оно появляется около 1300 года и в арабских источниках, у Аш-Ширази.

Немецкий хронист второй половины 11 века, каноник Адам Бременский, приобрёл известность своей историографической деятельностью; он был, между прочим, автором истории Гамбургской епархии Gesta Hammaburgensis Ecclesiae Pontificum» 1075-1076, написанной после путешествия в Данию, совершённого между 1072 и 1076 годами), в которой, помимо полезнейших описаний северных стран, содержаться также некоторые географические сведения о море.

Наряду с привычным немецким названием «Восточное море» Адам Бременский ввёл в употребление и ряд интересных вариантов Balticum/return», «Balticum mare», «Balticum mare vel Barbarum», «Balticus sinus» и так далее), из чего следует, что он был, вероятно, первым, кто употребил название моря с основой bait-. Несмотря на это, ещё долгое время сохранялось много других названий моря, отличных от названий с bait- (и вполне употребимых вплоть до сегодняшнего дня), и лишь в 17 веке появились такие обозначения, как нем. «baltisch», дат. «baltisk», англ. «baltic», фр. «baltique», рус. «балтийский». В другом важном отрывке из труда Адама Бременского говорится:

Sinus ille ab incolis appellatur Balticus, eo quod in modum baltei longo tractu per Scithicas

regions tendatur usque in Greciam, idemque mare Barbarum seu pelagus Scitium vocatur a

gentibus, quas alluit, barbaris.

Перевод с латыни:

Жители побережья называли этот залив Балтийским, потому что он простирался в виде длинной полосы через скифские области до самой Греции. А море, которое было вокруг, эти племена назвали Варварским морем или Скифским.

Но кем бы ни были прибрежные жители incolae»), маловероятно, чтобы они называли своё море латинским именем. Может быть, Адам Бременский слышал это название от местных жителей, которых он встречал во время своего пребывания в Дании или в самом Бремене, оживлённом ганзейском торговом центре, привлекательной цели для моряков и купцов из Пруссии или других балтийских областей. Начиная приблизительно с 1230 года, название «Belltis sund» встречается в древнеисландской литературе, с 1329 года в северных источниках, а в 1334 году в одном папском документе появляется название «Baltasund». Кроме того, весьма вероятно, что Адам Бременский знал названия двух проливов в Ютландии, Большого Бельта (встречается уже в 1288 году как «Belt») и Малого Бельта, равно как и название «Beltessund», которое в датском языке обозначает западную часть Балтийского моря. Поскольку все эти названия связаны с датским существительным «boelte» - «лента, пояс», была выдвинута гипотеза, что, составляя свой текст на латыни, немецкий хронист, вероятно, латинизировал также и это слово, особенно если он - что вполне возможно - обратил внимание на его фонетическую близость к лат. «balteus», «balteum» - «пояс»: поэтому он написал «Balticum» (вместо «Belticum»). Таким образом, согласно этой очень распространённой гипотезе, которую разделял и Адам Бременский, название Балтийского моря происходит от датского названия пролива.

 

* * *

 

Согласно другой точки зрения, латинское название «mare Balticum» следует объяснять исходя из названия острова, упоминаемого Плининем Старшим в его «Historia naturalis».

Ксенофонт Лампсакский сообщает, что на расстоянии трёх дней плавания от скифских берегов находится остров под именем Балтия, безграничной величины, тот же самый, который Пифей называет Базилия.

Рассказывается также, что этот остров богат янтарём и что его жители с большой выгодой продают этот ценный материал соседям-германцам. Тем не менее не вполне ясно, о каком острове идёт речь. Похоже, что Плиний использовал сочинение Пифея, в котором рассказывается об огромном и диком острове, находящемся перед «скифским берегом», называемом «Базилия», то есть «царство» или «царский» из-за своей величины или потому, что им правили многие правители. Как бы то ни было, Плиний называет его по-разному: мы находим название «Baltia» в более поздних рукописях и «Balcia» в более ранних, так что существовала точка зрения, что это последнее чтение (и варианты «abalcia» и «abaltiam» у Солина) могло отражать гр. «Βάλχίά». Было выдвинуто немало гипотез относительно идентификации острова. Уже для Фойгта (1827), с которым согласен этнограф и лингвист Шмитс (1936), этот остров следовало отождествлять с Самбией, прусской территорией, богатой янтарём и со всех сторон окружённой водой, так что она и в самом деле казалась островом. Однако современный палеографический анализ показал, что в сочинениях Плиния <t> и <с> часто оказываются взаимозаменяемыми, а лингвистический анализ показывает, что можно говорить об определённом фонетическом сближении групп «ti» плюс гласный и «ci» плюс гласный уже начиная со 2 века до нашей эры. На основании этого Свеннунг (1974) не считает нужным исправлять текст Плиния и в качестве объяснения названия предлагает своеобразную конструкцию, исходя из которой остров «Baltia» находится в balteum «поясе (моря; сегодня Каттегат)», более или менее подобно тому, как Skapnia (лат. Scandiae, с последующей метатезой) находится в skapan «ущербе», откуда «ущербная, повреждённая страна». Структурно как в Balt-ia, так и в Scapn-ia просматривается одно и то же топонимическое обозначение «рядом, вблизи».

Позднее латышский лингвист Бренце (1980) исследовал все варианты упоминания острова Balcia (Baltia) у античных историков и пришёл к выводу, что в любом случае это название может быть сведено к понятию «белый, ясный», например: Basikia, Balisia <*Bals-, ср. лит. balsis «белое создание»; Balcia <*Balk-, ср. лит. balkti «бледнеть»; Abalus <*At-bal- ср. ст.-лтш. atbala «отблеск заходящего солнца».

 

 

* * *

Бонфанте (1936) предложил другое понимание проблемы. Итальянский учёный производит название Балтийского моря от иллирийского слова *balta, реконструируемого на основании алб. baltn «грязь ил» и рум. baltz «болото, пруд, озеро», родственного ст.-слав. blato, пол. bioto, рус. болото, протослав. *balto. Сопоставление с балтийскими языками даёт лит. bala «пруд, лужа», лтш. bala то же, прус. *balta- «болото, стоячая вода» (ср., например, топоним Namuynbalt); кроме того, лит. baltas «белый», balti «бледнеть», лтш. balts «белый», bals «бледный». По мнению Бонфанте, происхождение этих терминов следует возводить к обозначениям цвета, поскольку известно, что болотистая местность с её особенно густой растительностью действительно может создавать у наблюдателя впечатление, что он видит различные цвета. Аналогичное явление наблюдается с лит. pelkё, лтш. pelce, прус, pelky «топь» и лит. pilkas «серый» или лит. purvas; лтш. purvs «грязь» и гр. πυρρός «красный огонь; со швед, alv, норв. elv «река» и лат. albus «белый».

Согласно Блесе (1938), напротив, можно доказать балтийское происхождение названий, упоминаемых Адамом Бременским (mare Balticum) и Плинием (Balcia, Baltia), и родственных основ, зафиксированных в обширном индоевропейском ареале, основываясь главным образом на том факте, что корень balt- встречается в топонимах  балтийского ареала (прежде всего в гидронимах, ср. лтш. Balt-inava, Balt-ina ezers, и так далее; лит. Balta, Balt-ele, Balta-balё, Balt-ežeris; прус. Peuse-balten и так далее; скудные Куршские данные также содержат гидронимы с этой основой, ср. Balteuppe, Baltegallen, Balthe), все они могут быть связаны с лтш. апеллятивом baits «болото, стоячая вода». В Белоруссии в болотистой зоне также встречаются топонимы, включающие белый; предполагается, что речь идёт о кальках балтийских (литовских) топонимов с корнем balt- «болотистое место».

Балтийские языки. — М. 2002


 

Лось. Гравюра X. Харткнохта, 1684 год.


 


 

 

 
.